Антиреформа общественных закупок в России профессор, В.И.Смирнов
Главная » Статьи посвященные Госзаказу » Антиреформа общественных закупок в России профессор, В.И.Смирнов

Мое выступление обращено к потерянному поколению российских закупщи-

ков. На долю этого поколения выпало изучение и применение на практике закона

№ 94-ФЗ (с многочисленными изменениями и дополнениями) – закона, который по

всем разумным представлениям в скором времени должен прекратить свое сущест-

вование. Ведь если страной взят курс на сближение с мировым сообществом, на

вступление России в ВТО, то как долго можно идти в обратном направлении в

триллионном вопросе общественных закупок?

В законе почти все противоречит мировому прокьюременту – науки об об-

щественных (государственных и муниципальных) закупках: концепция; система

способов; сознательное искажение известных способов (конкурс, котировки, един-

ственный источник); отказ от идеологии квалифицированного участника; введение

начальной (максимальной) цены, задаваемой заказчиком, т.е. покупателем, будто

продавцом; подмена эффективности закупки – наилучшего удовлетворения обще-

ственных потребностей на выделенные общественные средства, лжеэкономией –

разницей между ценой покупки и завышенной начальной ценой; отказ от реальной

конкуренции в пользу мнимой – между неквалифицированными участниками, не

имеющими ресурсов, опыта, репутации.

Говорят, что закон «исправляется» последующими изменениями – № 207-ФЗ

от 31.12.2005; № 142-ФЗ от 27.07.2006; № 53-ФЗ от 20.04.2007; № 218-ФЗ от

24.07.2007; № 257-ФЗ от 08.11.2007. Да, некоторые изначально очевидные ошибки

исправляются: «пожаловали» право на внесение изменений в извещение, на про-

дление срока подачи заявок, «признали» проект контракта частью конкурсной до-

кументации, исключили право требовать разъяснения конкурсных заявок при их

вскрытии и т.п. Однако по ряду ключевых вопросов идет дальнейшее ухудшение

закона, все больше удаляющее его от норм цивилизованных закупок: усиление

борьбы с квалифицированным участником; принижение конкурсов до аукционов

(отказ от правила «двух конвертов», признание победителем при равных условиях

ранее поданной конкурсной заявки, ограничение победителя конкурса «максималь-

ной» ценой, навязывание при заключении контракта не только цены, но и возмож-

ностей отказавшегося победителя конкурса участнику, занявшему второе место);

2

принижение собственно удовлетворения общественной нужды в конкретных това-

рах, работах, услугах до 20% критериального веса, а по НИОКР и т.п. – до 45%

(ошибочность последнего особенно очевидна, ибо 55% критериального веса по

НИОКР приходится теперь на цену и сроки, что на руку только мошенникам, гото-

вым, при отсутствии реальных квалификационных требований, за полцены и лю-

бые сроки взяться на «решение» любой научной проблемы); расширение сферы

применения аукционов.

Аукционам вообще не место в общественных закупках. Тем более абсурдно

навязывание их строительству, реконструкции, капитальному ремонту, которые не

могут быть «не по конкретным заявкам заказчика» (ст.10, ч.4). Неизбежно «закон-

ное» превращение аукционов в «единственного поставщика» через массовое при-

знание их несостоявшимися, поскольку никакой топ-менеджер поставщика не по-

едет на аукцион за три девять земель, не будучи уверенным в его итогах. Ситуация

ухудшится для страны еще и тем, что это будет не просто «единственный постав-

щик», а поставщик по завышенной «максимальной» цене. Аукцион, наконец, иде-

альный механизм отпугивания квалифицированного участника и подавления эф-

фективности закупки лжеэкономией.

Еще пару лет существования такого закона и российский профицитный

бюджет вновь станет дефицитным.

Доктор экономических наук, профессор, В. И. Смирнов